Приятные воспоминания детства


Приятные воспоминания детства - порно рассказ

Приятные воспоминания детства

1. Татьяна (начало)…

Это случилось летом 1998 года. Тогда, хорошо окончив девятый класс, я собирался на каникулы в деревню с моим другом Пашкой. Мы с ним были неразлучные друзья и дружили с детства. Я хорошо знал его родителей, а они мою мать, ибо отец мой умер, когда я был в пятом классе. Маму Пашки звали Татьяной, ей было 38 в тот момент. Я заглядывался на неё ещё с пятого класса. Это была полненькая, но не толстая женщина, с грудью пятого размера, среднего роста и выраженной талией. Она всегда ходила дома в футболке и юбке, только изредка выходя из ванны в банном халате, под которым, я замечал, ничего не было. Но… Давайте всё по порядку.

Когда в шестом весь наш класс шел на демонстрацию, я забежал по пути за Пашкой. Меня встретила тетя Таня в халате и, пригласив домой, закрыла дверь и зашла в ванную. Пашка еще одевался и я стоял ждал в коридоре. Внезапно из ванной раздалось: «Паша не заходи в ванную, а то мама голая!». При этих словах мой член в миг прибило к животу. Через пару минут Павел был готов, и мы с ним ушли.

После этого дня я буквально «заболел» тетей Таней. Она мне снилась по ночам и я просыпался с мокрыми штанами от спермы. Я часто наблюдал за ней во дворе, когда она в очередной раз возвращалась из магазина и несла продукты. Я наблюдал, как подрагивают при ходьбе её сиськи, а обтянутая юбкой жопа виляет в такт движениям и вырисовывает контуры её трусиков.

Я подбегал к ней и предлагал помочь донести сумки до квартиры. Она с благодарностью принимала предложение, нежно потрепав меня по голове. Я поднимался за ней в квартиру и млел от восторга, созерцая её зад, поднимающийся впереди меня по лестнице в каких – нибудь полуметрах. Зайдя в квартиру, она скидывала туфли, брала сумки и несла их на кухню, а меня всегда звала пить чай.

Была середина декабря. Я шел после школы домой и встретил на улице тетю Таню. Я вновь напросился помочь ей донести сумки домой. Дальше было всё как обычно. Мы поднимались по лестнице, мои глаза пожирали её виляющий зад. Потом мы вошли, она пригласила меня на кухню попить чай. Я, как завороженный, пошел на кухню и уселся за стол. Она налила чай, села напротив меня, закинув нога на ногу, и предоставив, сама того не подозревая, мне лицезреть её трусики и ляжки. Тетя Таня смотрела на меня и по – доброму улыбалась. Мой член предательски встал в тот момент, и я покраснел.

– Ну, как дела в школе? – спрашивала она.

– Да нормально, – отвечал я и опускал глаза.

– Как там мой разгильдяй? У него вроде с математикой проблемы?

– Были, но сейчас все в порядке.

– Да знаю я про этот порядок! – махнула рукой Татьяна. – Ты ему все помогаешь и решаешь, вот и выплывает он. Ты пей чай, а то остынет.

– Спасибо, тетя Таня, я еще чуточку и пойду.

– Да сиди! Куда торопиться, Миша? Пашка на тренировке, муж на работе. Сижу вот тут одна, скучаю. Хоть с тобой поболтать могу. Сейчас отдохну часок и буду ужин готовить моим мужчинам.

Я сидел и понемногу начал привыкать к общению с ней. Застенчивость постепенно сменялась любопытством. Допив чай и сказав спасибо, я встал из – за стола.

– Напился? – спросила она.

– Да, спасибо, тетя Таня!

– На здоровье! Иди посиди в комнате на диване, а я сейчас протру здесь пол и тоже присяду.

Я уселся на диван и включил телевизор. Татьяна пошла в ванную и через минуту вышла с мокрой тряпкой. Далее, о Боже, она нагнулась и стала протирать полы, но юбка её задралась, и я увидел беленькие трусики и широкое лоно, которое так манило меня. Мой член безжалостно встал, а она продолжала мыть пол, без стыда виляя своим задом и вызывая у меня возбуждение до удушья в горле.

Это действо длилось не более трех минут, но мне показалось это была вечность. Она ушла в ванную и появившись через секунду сказала мне: «Мишуня, я пойду помоюсь, ты не заходи. Хорошо?». Господи! Зачем она мне это сказала! Ну, зачем! Ведь я и так весь был на взводе. Я услышал, как полилась вода, как она стала литься с прерывистым шумом. Я представил, как Танюша моется, и по её обнаженному телу стекают струйки воды, «обнимая её»… Через пять минут она вышла в халате.

– С легким паром! – сказал я.

– Спасибо, Мишуня! И она уселась со мной на диван, расчесывая волосы. – Что показывают? – деловито спросила она, расчесываясь.

– Да всякую ер – рунду, – ответил я, заикаясь от волнения.

В это время по телеку показывали сериал «Жизнь Клима Самгина» и сцену соблазнения служанкой Клима.

– А у тебя уже есть девочка? – неожиданно спросила она, окончательно обезоружив меня.

– Н – нет. – ответил я скорее машинально, чем обдумано.

– Странно, – проговорила она, подсаживаясь ко мне вплотную. – У такого парня девчонок, по – моему, должно быть море. Правда, они сейчас все такие глупые и недалекие… – она положила свою руку мне на колено.

– Тетя Таня, я пойду домой! – сказал я, пытаясь привстать.

– Ну посиди, милый ты мой. – удержала она меня. – Неужели я такая неинтересная? – спросила она, лукаво гладя мне в глаза. – Посмотри какая у меня грудь, какие бедра… – с этими словами она скинула с себя халат и смотрела на меня жарким женским взглядом.

Я опешил, глядя на неё и пораженный увиденным. Мне в тот момент казалось, что тысячи мартеновских печей раскалились у меня внутри и грозили в любой момент взорваться. Член прибило так, что я думал он взорвет ширинку в штанах. Так я смотрел на неё минуты три. Мы оба молчали. Я смотрел на неё как ошарашенный котенок, а она лукаво улыбалась, глядя на мой испуг.

– Ну что? Пришел в себя, Миш? – нарушила она тишину и засмеялась. – Красивая я? Можно такую ебать? Ну, не красней, не красней. Поди все руки уже стер в мозоли на меня. Я же вижу как ты на меня смотришь. – она подошла ко мне, обняла и притянула к себе.

– Но знаешь, что главное? Главное, что и я на тебя запала и уже не отпущу.

C этими словами она притянула меня к себе и принялась целовать, лаская рукой у меня между ног. Я некоторое время ещё сдерживался, но через минуту уже также горячо начал её целовать, гладя её бедра и роскошный зад.

– Мммм, ты мой сладенький! – приговаривала она и продолжала меня целовать. – Поди баб ещё не приходилось целовать, а? – радостно спрашивала она и, начиная расстегивать мою рубашку. – Вон как член напрягся. Давай освободим его. – и она принялась расстегивать мне ширинку.

– Может не нужно, тетя Таня. – невнятно проговорил я.

– Ну, ну же, миленький. Не нужно противится похоти, Мишутка. Знай, тетя Таня сделает тебе приятно и научит всему. Тебе ведь уже просто необходимо сливать сперму, чтобы быть спокойным и радоваться жизни. А я тебе помогу в этом. Я помогу тебе стать настоящим мужчиной, который будет являться потом грозой всех баб. – она рассмеялась. – У тебя для этого есть все задатки. Смотри, какой он у тебя большой, твердый и так гордо и деловито стоит! Красавец! – с этими словами она сняла с меня брюки и рубашку.

Всё это время я гладил её ягодицы и постепенно после поцелуев, похотливых разговоров и ласк стал приходить в себя и успокаиваться. Потные ладони постепенно высыхали, учащенное дыхание пришло в норму, кровь отхлынула от лица. Во мне просыпалось мужское начало, просыпался самец, который хотел отыметь эту самку, которая, в свою очередь хотела, чтобы её трахнул молодой самец.

– Ну, как тебе мои сиськи? – спросила она немного отстранившись.

– Они бесподобны, тетя Таня! – ответил я и взявшись двумя руками за них.

– Вот это по – нашему! – радостно сказала Татьяна. – Чувствуются руки самца.

– Да вы не представляете насколько. – сказал я и, сжав сиськи руками, притянул её к себе и начал целовать.

– Ой, как это здорово! – обрадовалась она. – Тебе нравится повелевать самкой! Я всегда об этом мечтала! Ещё с детства! Помню хотела большую семью, сильного и надежного мужа и безумного безбашенного секса.

– Ну и что, получилось?

– спросил я перестав целоваться.

– К сожалению…нет. – вздохнула она. – Большой семьи не получилось.

Одного Пашку родила. Сильного и надежного мужа нет, есть невысокий и не

казистый муженек, который ничего из себя не представляет в постели. А я нормальная баба! Мне секса хочется! Безумного, жесткого, безбашенного! И она набросилась на меня с поцелуями с удвоенной силой.

Я снял с себя оставшуюся одежду.

– Так давай воплотим твои мечты в жизнь, хотя бы частично! – произнес я.

– Давай, родной! Давай! – радостно воскликнула она. – А с чего начнем? Можешь рассмотреть меня, исследовать. Делай со мной, что тебе хочется! А я буду подстраиваться под тебя. Нужно, чтоб ты без стеснения знал всю женскую анатомию. Сначала ты сам посмотри, а потом я тебя научу и всё расскажу и покажу. А то вы с мальчишками это постигаете в рассказах, сидя на скамейках, или в подворотнях на молодых ссыкухах. А я тебя сама всему научу, без них!

После этих слов мы с ней подошли к дивану. Она легла на спину и широко раздвинула ноги.

– Смотри, дорогой мой! Изучай бабскую сущность. Смотри, какая у меня большая пизда. Это пизда не девчонки какой – то, это пизда взрослой рожавшей бабы. – с этими словами она раздвинула половые губы и моему взору предстала большущая розовая дырень, сантиметра два в диаметре.

– Ого! – воскликнул я. – Не хилая дырка!

– А это моё влагалище. Оно такое большое у всех баб, которые рожали, или ебутся часто. Нравится?

– Очччень… – стал заводиться я.

– Ну, потрогай, потрогай, раздвинь его! Оно же не укусит! – рассмеялась она.

– Я уже хочу туда залезть! – возбужденно сказал я и начал осторожно раздвигать дырку.

Мои пальцы почувствовали слизскую жидкость, появившуюся изнутри дырки. На мое удивление пизда растягивалась с легкостью и вскоре моему взору предстала розовая пещера Аладдина, со всеми своими сокровищами.

– Не больно, тетя Таня? – спросил я с волнением.

– Нет, конечно, Мишка! Смелее! Сильнее раздвигай её! Даже, если будет больно, я потерплю! Просто мне очень хочется настоящего мужика, а пизда податлива только под мужской рукой! Я хочу твоей мужской силы! – начиная чаще дышать, сказала она.

Я уже более смело начал растягивать дырень. Я просто лишился дара речи, когда увидел на сколько я смог растянуть ЭТО! Сейчас дырень была уже примерно пять сантиметров в диаметре, а эта моя шлюха, которая Татьяна, лежала, закрыв глаза, тяжело и часто дыша и просила ещё сильнее! О, женщины! О, бляди! Как же вы загадочно устроены!

– Ну, что, сладенький мой, видишь какая она у меня большая и мокренькая! – томно спрашивала она.

– Да уж, тетя Таня! Пизда у вас что надо! Я бы сказал огромная! И что у всех баб такая огромная, как у вас? – спросил я.

– Нет, не у всех! – улыбнулась она. – Только у тех кто рожал, у кого слабые мышцы влагалища и кто засовывает в пизду всякую большую дребедень!

– А зачем? – поинтересовался я.

– Зачем? – удивилась она. – А разве тебе, как и многим мужикам не хотелось бы, чтобы твоя жена засовывала в себя, скажем бутылку из под пива? А потом вы вместе её вытаскивали. Или она тужилась, как в родах, а бутылка вылезала бы под действием потуг?

– Да я как – то об этом не думал. – ответил я, другой рукой сжимая поочередно её сиськи.

– Ну, это потому, что ты ещё молод! Вот подрастешь немного, женишься, и у тебя возникнут подобные желания. Может даже более жесткие. Но вся прелесть в том, что нам бабам по большому счету нравятся все эти извращения! Просто многие об этом умалчивают, чтобы мужья не сочли их за развратных шлюх! Ну как? Насколько растянул мою дырку? – деловито спросила она.

– Да, думаю сантиметров на пять – шесть! – радостно ответил я.

– Ух ты! А мой муженек едва до трех умудрялся! Вот видишь, какая она у меня податливая! Вся в свою хозяйку!

– А вам не больно было, тетя Таня? – спросил я.

– Нет! Было немного, когда ты только начинал. – Ну, а теперь дай мне твою руку. Ты у нас правша?

– Правша. – ответил я.

– Тогда давай правую руку. Так тебе сподручней будет.

Я протянул ей свою правую руку. Она взяла с тумбочки какой – то флакон и нанесла мне на руку масляный гель. Затем она растерла этот гель по всей ладони.

– А теперь давай эту ладонь засовывай ко мне во влагалище, а я полностью расслаблю его, чтобы вход был мягче. Давай, дорогой! Ну! – она взяла мою руку и ладонью направила прямо в свою дырень.

Я, завороженный этим действом, начал вводить руку в пизду!

Боже, какой это непередаваемый кайф! Моя рука входила внутрь практически без сопротивления. Лишь позже, когда вошли пальцы, я почувствовал сжимающиеся стенки влагалища. А через несколько мгновений, когда раскрытая ладонь полностью вошла, рука уперлась в мягкую плоть, которая слегка пульсировала и была вся в слизи. Я ощутил достаточно большой скользкий и твердый бугорок, посредине у него была щель. Мой указательный палец слегка вошел в неё.

Мне показалось на величину ногтя. Судя по всему тете это доставляло неподдельный кайф, потому что пизда так и лилась соками.

– Ааааййййй! Уумммм! Ммааааааййййй! – раздалось вдруг из её уст.

– Что случилось, тетя Таня? Вам больно? – испуганно спросил я.

– Нннееетттт! Ааааййййййй! Хххооооррошшоооооййййййййй! Делай так ещё, миленький мой! Вот так! Пальчиком! Дддааааа! Аааааййййй! Господи, как хорошоооо! – и она, закрыв глаза, откинула голову назад.

Её руки скомкали накидку на диване. Соски напряглись. Я продолжал тыкаться пальцем в её внутреннюю ложбинку и мне показалось, что она стала мягче и немного глубже.

Живот тети Тани стал немного содрогаться от судорог. Её учащенное дыхание говорило об её напряжении и возбуждении.

– Ну, как вам, тетя Таня? – спросил я, продолжая действовать.

– Ооочень хорошо! Ты мой хороший! – ласково ответила она с улыбкой. – Ну вот, Мишутка! Поздравляю! Теперь ты получил боевое крещение. Ты вошел всей рукой в святая святых во влагалище и уперся в мою матку. Чувствуешь мякоть? А бугорок с ложбинкою? Ааааахххх! Это у нас называется шейка матки.

– Дддаааа! Тетя Таня! Это непередаваемо классно! – сказал я учащенно дыша.

– Ааааахххх! Оооойййй! Кккаааккк ккклааааассснооооо! – простонала она и её лицо скривила гримаса боли и радости.

Я начал ритмично вгонять и почти высовывать свою руку из пизды, благо амплитуда позволяла.

– Ещё, ещё! – кричала она каждый раз, когда моя ладонь погружалась во влагалище. – Ещё! Да! Мишка, ты суууппеееррр! Аааммммммннн! Ооойййй! Мамочкаааааа! – кричала она в истерике.

От такой картины я весь взмок, член уже давно истекал смазкой, дыхание участилось и главное, что меня это заводило, что я – молодой пацан делаю это с женщиной старше меня и к тому же это мать моего друга. Пизда уже давно хлюпала под натиском моих деяний и тетиных хотений. На диванной накидке под пиздой было уже очень даже большое мокрое пятно, которое предательски поблескивало. А нам было все равно. Татьяна, запрокинув голову и учащенно дыша, лежала и судорожно дергалась на моей руке.

Я уже просто с силой вгонял свой кулак, который я сжал внутри, и массировал её матку. Внезапный очередной её крик придал мне толчок и я, повинуясь инстинкту, не вынимая руку из пизды вогнал свой член одновременно ей во влагалище. Я был так возбужден, что буквально через пять или десять толчков бурно кончил прямо внутрь. Я чувствовал, как сперма ударила мне в ладонь и тутже эта ладонь размазала её по всей внутренней поверхности. Чувствовал, как у Татьяны ходуном заходила матка, сокращаясь с невероятной силой и амплитудой. Чувствовал, как слегка раскрывшаяся шейка целовала мою руку и немножко подсасывала. Нам в этот момент было так хорошо, что мы не обращали на сделанное внимания.

– Мишенька, Умничка ты моя! – радостно говорила Таня. – Спасибо тебе, родной! Никогда я так не кончала! Уууухххххх… С этими словами я вытащил свой член и руку из пизды. Спустя минут пять, Татьяна уже поднялась и, слегка пошатываясь, пошла в ванную. Мы с невероятным кайфом помылись и поласкались после бурного акта! Потом я пошел домой, а через три месяца (в марте) я узнал, что Татьяна беременна и аборт делать не собирается. Я был вне себя от этой новости.

E – mail автора: [email protected]/* */

3887   7   +5 [17] Следующая часть

Инцест

bestweapon.ru

Приятные воспоминания детства — Инцест — Эротические рассказы

1. Татьяна (начало)...

Это случилось летом 1998 года. Тогда, хорошо окончив девятый класс, я собирался на каникулы в деревню с моим другом Пашкой. Мы с ним были неразлучные друзья и дружили с детства. Я хорошо знал его родителей, а они мою мать, ибо отец мой умер, когда я был в пятом классе. Маму Пашки звали Татьяной, ей было 38 в тот момент. Я заглядывался на неё ещё с пятого класса. Это была полненькая, но не толстая женщина, с грудью пятого размера, среднего роста и выраженной талией. Она всегда ходила дома в футболке и юбке, только изредка выходя из ванны в банном халате, под которым, я замечал, ничего не было. Но... Давайте всё по порядку.

Когда в шестом весь наш класс шел на демонстрацию, я забежал по пути за Пашкой. Меня встретила тетя Таня в халате и, пригласив домой, закрыла дверь и зашла в ванную. Пашка еще одевался и я стоял ждал в коридоре. Внезапно из ванной раздалось: «Паша не заходи в ванную, а то мама голая!». При этих словах мой член в миг прибило к животу. Через пару минут Павел был готов, и мы с ним ушли.

После этого дня я буквально «заболел» тетей Таней. Она мне снилась по ночам и я просыпался с мокрыми штанами от спермы. Я часто наблюдал за ней во дворе, когда она в очередной раз возвращалась из магазина и несла продукты. Я наблюдал, как подрагивают при ходьбе её сиськи, а обтянутая юбкой жопа виляет в такт движениям и вырисовывает контуры её трусиков.

Я подбегал к ней и предлагал помочь донести сумки до квартиры. Она с благодарностью принимала предложение, нежно потрепав меня по голове. Я поднимался за ней в квартиру и млел от восторга, созерцая её зад, поднимающийся впереди меня по лестнице в каких-нибудь полуметрах. Зайдя в квартиру, она скидывала туфли, брала сумки и несла их на кухню, а меня всегда звала пить чай.

Была середина декабря. Я шел после школы домой и встретил на улице тетю Таню. Я вновь напросился помочь ей донести сумки домой. Дальше было всё как обычно. Мы поднимались по лестнице, мои глаза пожирали её виляющий зад. Потом мы вошли, она пригласила меня на кухню попить чай. Я, как завороженный, пошел на кухню и уселся за стол. Она налила чай, села напротив меня, закинув нога на ногу, и предоставив, сама того не подозревая, мне лицезреть её трусики и ляжки. Тетя Таня смотрела на меня и по-доброму улыбалась. Мой член предательски встал в тот момент, и я покраснел.

 — Ну, как дела в школе? — спрашивала она.

 — Да нормально, — отвечал я и опускал глаза.

 — Как там мой разгильдяй? У него вроде с математикой проблемы?

 — Были, но сейчас все в порядке.

 — Да знаю я про этот порядок! — махнула рукой Татьяна. — Ты ему все помогаешь и решаешь, вот и выплывает он. Ты пей чай, а то остынет.

 — Спасибо, тетя Таня, я еще чуточку и пойду.

 — Да сиди! Куда торопиться, Миша? Пашка на тренировке, муж на работе. Сижу вот тут одна, скучаю. Хоть с тобой поболтать могу. Сейчас отдохну часок и буду ужин готовить моим мужчинам.

Я сидел и понемногу начал привыкать к общению с ней. Застенчивость постепенно сменялась любопытством. Допив чай и сказав спасибо, я встал из-за стола.

 — Напился? — спросила она.

 — Да, спасибо, тетя Таня!

 — На здоровье! Иди посиди в комнате на диване, а я сейчас протру здесь пол и тоже присяду.

Я уселся на диван и включил телевизор. Татьяна пошла в ванную и через минуту вышла с мокрой тряпкой. Далее, о Боже, она нагнулась и стала протирать полы, но юбка её задралась, и я увидел беленькие трусики и широкое лоно, которое так манило меня. Мой член безжалостно встал, а она продолжала мыть пол, без стыда виляя своим задом и вызывая у меня возбуждение до удушья в горле.

Это действо длилось не более трех минут, но мне показалось это была вечность. Она ушла в ванную и появившись через секунду сказала мне: «Мишуня, я пойду помоюсь, ты не заходи. Хорошо?». Господи! Зачем она мне это сказала! Ну, зачем! Ведь я и так весь был на взводе. Я услышал, как полилась вода, как она стала литься с прерывистым шумом. Я представил, как Танюша моется, и по её обнаженному телу стекают струйки воды, «обнимая её»... Через пять минут она вышла в халате.

 — С легким паром! — сказал я.

 — Спасибо, Мишуня! И она уселась со мной на диван, расчесывая волосы. — Что показывают? — деловито спросила она, расчесываясь.

 — Да всякую ер-рунду, — ответил я, заикаясь от волнения.

В это время по телеку показывали сериал «Жизнь Клима Самгина» и сцену соблазнения служанкой Клима.

 — А у тебя уже есть девочка? — неожиданно спросила она, окончательно обезоружив меня.

 — Н-нет. — ответил я скорее машинально, чем обдумано.

 — Странно, — проговорила она, подсаживаясь ко мне вплотную. — У такого парня девчонок, по-моему, должно быть море. Правда, они сейчас все такие глупые и недалекие... — она положила свою руку мне на колено.

 — Тетя Таня, я пойду домой! — сказал я, пытаясь привстать.

 — Ну посиди, милый ты мой. — удержала она меня. — Неужели я такая неинтересная? — спросила она, лукаво гладя мне в глаза. — Посмотри какая у меня грудь, какие бедра... — с этими словами она скинула с себя халат и смотрела на меня жарким женским взглядом.

Я опешил, глядя на неё и пораженный увиденным. Мне в тот момент казалось, что тысячи мартеновских печей раскалились у меня внутри и грозили в любой момент взорваться. Член прибило так, что я думал он взорвет ширинку в штанах. Так я смотрел на неё минуты три. Мы оба молчали. Я смотрел на неё как ошарашенный котенок, а она лукаво улыбалась, глядя на мой испуг.

 — Ну что? Пришел в себя, Миш? — нарушила она тишину и засмеялась. — Красивая я? Можно такую ебать? Ну, не красней, не красней. Поди все руки уже стер в мозоли на меня. Я же вижу как ты на меня смотришь. — она подошла ко мне, обняла и притянула к себе.

 — Но знаешь, что главное? Главное, что и я на тебя запала и уже не отпущу.

C этими словами она притянула меня к себе и принялась целовать, лаская рукой у меня между ног. Я некоторое время ещё сдерживался, но через минуту уже также горячо начал её целовать, гладя её бедра и роскошный зад.

 — Мммм, ты мой сладенький! — приговаривала она и продолжала меня целовать. — Поди баб ещё не приходилось целовать, а? — радостно спрашивала она и, начиная расстегивать мою рубашку. — Вон как член напрягся. Давай освободим его. — и она принялась расстегивать мне ширинку.

 — Может не нужно, тетя Таня. — невнятно проговорил я.

 — Ну, ну же, миленький. Не нужно противится похоти, Мишутка. Знай, тетя Таня сделает тебе приятно и научит всему. Тебе ведь уже просто необходимо сливать сперму, чтобы быть спокойным и радоваться жизни. А я тебе помогу в этом. Я помогу тебе стать настоящим мужчиной, который будет являться потом грозой всех баб. — она рассмеялась. — У тебя для этого есть все задатки. Смотри, какой он у тебя большой, твердый и так гордо и деловито стоит! Красавец! — с этими словами она сняла с меня брюки и рубашку.

Всё это время я гладил её ягодицы и постепенно после поцелуев, похотливых разговоров и ласк стал приходить в себя и успокаиваться. Потные ладони постепенно высыхали, учащенное дыхание пришло в норму, кровь отхлынула от лица. Во мне просыпалось мужское начало, просыпался самец, который хотел отыметь эту самку, которая, в свою очередь хотела, чтобы её трахнул молодой самец.

 — Ну, как тебе мои сиськи? — спросила она немного отстранившись.

 — Они бесподобны, тетя Таня! — ответил я и взявшись двумя руками за них.

 — Вот ... 

Page 2
это по-нашему! — радостно сказала Татьяна. — Чувствуются руки самца.

 — Да вы не представляете насколько. — сказал я и, сжав сиськи руками, притянул её к себе и начал целовать.

 — Ой, как это здорово! — обрадовалась она. — Тебе нравится повелевать самкой! Я всегда об этом мечтала! Ещё с детства! Помню хотела большую семью, сильного и надежного мужа и безумного безбашенного секса.

 — Ну и что, получилось? — спросил я перестав целоваться.

 — К сожалению... нет. — вздохнула она. — Большой семьи не получилось.

Одного Пашку родила. Сильного и надежного мужа нет, есть невысокий и неказистый муженек, который ничего из себя не представляет в постели. А я нормальная баба! Мне секса хочется! Безумного, жесткого, безбашенного! И она набросилась на меня с поцелуями с удвоенной силой.

Я снял с себя оставшуюся одежду.

 — Так давай воплотим твои мечты в жизнь, хотя бы частично! — произнес я.

 — Давай, родной! Давай! — радостно воскликнула она. — А с чего начнем? Можешь рассмотреть меня, исследовать. Делай со мной, что тебе хочется! А я буду подстраиваться под тебя. Нужно, чтоб ты без стеснения знал всю женскую анатомию. Сначала ты сам посмотри, а потом я тебя научу и всё расскажу и покажу. А то вы с мальчишками это постигаете в рассказах, сидя на скамейках, или в подворотнях на молодых ссыкухах. А я тебя сама всему научу, без них!

После этих слов мы с ней подошли к дивану. Она легла на спину и широко раздвинула ноги.

 — Смотри, дорогой мой! Изучай бабскую сущность. Смотри, какая у меня большая пизда. Это пизда не девчонки какой-то, это пизда взрослой рожавшей бабы. — с этими словами она раздвинула половые губы и моему взору предстала большущая розовая дырень, сантиметра два в диаметре.

 — Ого! — воскликнул я. — Не хилая дырка!

 — А это моё влагалище. Оно такое большое у всех баб, которые рожали, или ебутся часто. Нравится?

 — Очччень... — стал заводиться я.

 — Ну, потрогай, потрогай, раздвинь его! Оно же не укусит! — рассмеялась она.

 — Я уже хочу туда залезть! — возбужденно сказал я и начал осторожно раздвигать дырку.

Мои пальцы почувствовали слизскую жидкость, появившуюся изнутри дырки. На мое удивление пизда растягивалась с легкостью и вскоре моему взору предстала розовая пещера Аладдина, со всеми своими сокровищами.

 — Не больно, тетя Таня? — спросил я с волнением.

 — Нет, конечно, Мишка! Смелее! Сильнее раздвигай её! Даже, если будет больно, я потерплю! Просто мне очень хочется настоящего мужика, а пизда податлива только под мужской рукой! Я хочу твоей мужской силы! — начиная чаще дышать, сказала она.

Я уже более смело начал растягивать дырень. Я просто лишился дара речи, когда увидел на сколько я смог растянуть ЭТО! Сейчас дырень была уже примерно пять сантиметров в диаметре, а эта моя шлюха, которая Татьяна, лежала, закрыв глаза, тяжело и часто дыша и просила ещё сильнее! О, женщины! О, бляди! Как же вы загадочно устроены!

 — Ну, что, сладенький мой, видишь какая она у меня большая и мокренькая! — томно спрашивала она.

 — Да уж, тетя Таня! Пизда у вас что надо! Я бы сказал огромная! И что у всех баб такая огромная, как у вас? — спросил я.

 — Нет, не у всех! — улыбнулась она. — Только у тех кто рожал, у кого слабые мышцы влагалища и кто засовывает в пизду всякую большую дребедень!

 — А зачем? — поинтересовался я.

 — Зачем? — удивилась она. — А разве тебе, как и многим мужикам не хотелось бы, чтобы твоя жена засовывала в себя, скажем бутылку из под пива? А потом вы вместе её вытаскивали. Или она тужилась, как в родах, а бутылка вылезала бы под действием потуг?

 — Да я как-то об этом не думал. — ответил я, другой рукой сжимая поочередно её сиськи.

 — Ну, это потому, что ты ещё молод! Вот подрастешь немного, женишься, и у тебя возникнут подобные желания. Может даже более жесткие. Но вся прелесть в том, что нам бабам по большому счету нравятся все эти извращения! Просто многие об этом умалчивают, чтобы мужья не сочли их за развратных шлюх! Ну как? Насколько растянул мою дырку? — деловито спросила она.

 — Да, думаю сантиметров на пять-шесть! — радостно ответил я.

 — Ух ты! А мой муженек едва до трех умудрялся! Вот видишь, какая она у меня податливая! Вся в свою хозяйку!

 — А вам не больно было, тетя Таня? — спросил я.

 — Нет! Было немного, когда ты только начинал. — Ну, а теперь дай мне твою руку. Ты у нас правша?

 — Правша. — ответил я.

 — Тогда давай правую руку. Так тебе сподручней будет.

Я протянул ей свою правую руку. Она взяла с тумбочки какой-то флакон и нанесла мне на руку масляный гель. Затем она растерла этот гель по всей ладони.

 — А теперь давай эту ладонь засовывай ко мне во влагалище, а я полностью расслаблю его, чтобы вход был мягче. Давай, дорогой! Ну! — она взяла мою руку и ладонью направила прямо в свою дырень.

Я, завороженный этим действом, начал вводить руку в пизду!

Боже, какой это непередаваемый кайф! Моя рука входила внутрь практически без сопротивления. Лишь позже, когда вошли пальцы, я почувствовал сжимающиеся стенки влагалища. А через несколько мгновений, когда раскрытая ладонь полностью вошла, рука уперлась в мягкую плоть, которая слегка пульсировала и была вся в слизи. Я ощутил достаточно большой скользкий и твердый бугорок, посредине у него была щель. Мой указательный палец слегка вошел в неё.

Мне показалось на величину ногтя. Судя по всему тете это доставляло неподдельный кайф, потому что пизда так и лилась соками.

 — Ааааййййй! Уумммм! Ммааааааййййй! — раздалось вдруг из её уст.

 — Что случилось, тетя Таня? Вам больно? — испуганно спросил я.

 — Нннееетттт! Ааааййййййй! Хххооооррошшоооооййййййййй! Делай так ещё, миленький мой! Вот так! Пальчиком! Дддааааа! Аааааййййй! Господи, как хорошоооо! — и она, закрыв глаза, откинула голову назад.

Её руки скомкали накидку на диване. Соски напряглись. Я продолжал тыкаться пальцем в её внутреннюю ложбинку и мне показалось, что она стала мягче и немного глубже.

Живот тети Тани стал немного содрогаться от судорог. Её учащенное дыхание говорило об её напряжении и возбуждении.

 — Ну, как вам, тетя Таня? — спросил я, продолжая действовать.

 — Ооочень хорошо! Ты мой хороший! — ласково ответила она с улыбкой. — Ну вот, Мишутка! Поздравляю! Теперь ты получил боевое крещение. Ты вошел всей рукой в святая святых во влагалище и уперся в мою матку. Чувствуешь мякоть? А бугорок с ложбинкою? Ааааахххх! Это у нас называется шейка матки.

 — Дддаааа! Тетя Таня! Это непередаваемо классно! — сказал я учащенно дыша.

 — Ааааахххх! Оооойййй! Кккаааккк ккклааааассснооооо! — простонала она и её лицо скривила гримаса боли и радости.

Я начал ритмично вгонять и почти высовывать свою руку из пизды, благо амплитуда позволяла.

 — Ещё, ещё! — кричала она каждый раз, когда моя ладонь погружалась во влагалище. — Ещё! Да! Мишка, ты суууппеееррр! Аааммммммннн! Ооойййй! Мамочкаааааа! — кричала она в истерике.

От такой картины я весь взмок, член уже давно истекал смазкой, дыхание участилось и главное, что меня это заводило, что я — молодой пацан делаю это с женщиной старше меня и к тому же это мать моего друга. Пизда уже давно хлюпала под натиском моих деяний и тетиных хотений. На диванной накидке под пиздой было уже очень даже большое мокрое пятно, которое предательски поблескивало. А нам было все равно. Татьяна, запрокинув голову и учащенно дыша, лежала и судорожно дергалась на моей руке.

Я уже просто с силой вгонял свой кулак, который я сжал внутри, и массировал её матку. Внезапный очередной её крик придал мне толчок и я, повинуясь инстинкту, не вынимая руку из пизды вогнал свой член одновременно ей во влагалище. Я был так возбужден, что буквально через пять или восемнадцать толчков бурно кончил прямо внутрь. Я чувствовал, как сперма ударила мне в ладонь и тутже эта ладонь размазала её по всей внутренней поверхности. Чувствовал, как у Татьяны ходуном заходила матка, сокращаясь с невероятной силой и амплитудой. Чувствовал, как слегка раскрывшаяся шейка целовала мою руку и немножко подсасывала. Нам в этот момент было так хорошо, что мы не обращали на сделанное внимания.

 — Мишенька, Умничка ты моя! — радостно говорила Таня. — Спасибо тебе, родной! Никогда я так не кончала! Уууухххххх... С этими словами я вытащил свой член и руку из пизды. Спустя минут пять, Татьяна уже поднялась и, слегка пошатываясь, пошла в ванную. Мы с невероятным кайфом помылись и поласкались после бурного акта! Потом я пошел домой, а через три месяца (в марте) я узнал, что Татьяна беременна и аборт делать не собирается. Я был вне себя от этой новости.

E-mail автора: [email protected]

sexlib.org

Путь к счастью через детские воспоминания | Вдоxновленная жизнью

Спустя три месяца со старта проекта «Ближе к себе» я наконец публикую первый пост (правилами, кстати, не запрещено догонять темы предыдущих месяцев прямо сейчас, имейте в виду). И главная причина этому промедлению — ступор на теме воспоминаний из детства. Я взахлеб читала ваши истории (смотреть комментарии), прописала свои 100 вещей, которые любила в детстве — и застопорилась всерьез и надолго. Отголоски моей прошлогодней статьи о детстве «Из детства. Через боль к радости воспоминаний» то стреляли острой болью, то невыносимо давили или набрасывались из-за угла еще долгое время после публикации. В этот раз я понадеялась, что все уже переболело, и теперь я радостная окунусь в детство и верну оттуда себя. Но не тут-то было!

А теперь немножко предыстории...

Проект «Ближе к себе» я затеяла, находясь снова в затяжной депрессии. Об этом кроме родных, конечно же, никто не знает. Работе это не мешает, я с радостью общаюсь с девушками и вроде даже вдохновляю кого-то на что-то хорошее. Однажды я победила самый сложный свой депрессивный период, начала жить буквально заново. Но это болотце временами возвращается. И цапает грязными лапами в свои сети, не отвертеться. Так что я еще довольно долго и много могу говорить на эту тему.

Спасение пришло неожиданно — как обычно новой идеей для блога, а точнее, для блогерского и писательского сотворчества. Цель проекта — нырнуть в себя, найти себя и вытащить из пучины беспросветной грусти, защитить от нависающих над головой страшных и ярко-серых туч страхов и изменить наконец свою жизнь и себя вместе с ней. А начинать нужно откуда? Правильно, с самого начала.

Почему нырять в детство полезно

  • потому что там было хорошо — вспомнить хорошее, ощутить что-то и следом убедить себя, что ты все тот же живой человек, умеющий чувствовать и радоваться, но просто чуточку подзабывший об этом;
  • потому что там все ярко и интересно — любопытство, познание мира с самого начала и бесконечное море увлечений;
  • потому что там не было забот и душевной боли — возможно, и была, но ощущалась не так мерзко, не так серо, не так разъедающе НИКАК;
  • потому что там бывало плохо и тяжело, но все эти тяжести можно вылить на бумагу, выплакать, выстрадать и в конечном итоге отпустить.

И я нырнула. Для начала не очень глубоко. Все еще чувствуя греющее меня солнце над водой и понимая, что в любой момент я могу выйти из этого потока и глотнуть свежего воздуха.

Началось все с тетрадки и ручки, которую я таскала весь день с собой и записывала всплывающие одну за одной ассоциации детских приятностей. Набрала целую сотню и остановилась на красивой цифре. Дети 90-х, подключайтесь к воспоминаниям. Думаю, многое вам будет близко. Порядок не меняла. Поудивляйтесь вместе со мной странному ассоциативному ряду.

Сохранить статью в Pinterest

100 вещей, которые я любила в детстве

1. Весеннее чириканье птичек за окном. 2. Весенний аромат воздуха. 3. Вкус фруктов, овощей и другой еды на свежем воздухе. 4. Мороженое «Замороженный сок» в целлофановом пакетике. Кто помнит такое? Стоило 30 коп. Розовое, желтое, оранжевое и зеленое. Любила оранжевое — со вкусом абрикоса. 5. Каждое лето — маленькая жизнь, полная чудес и интересностей. Казалось, длилась бесконечно. И из всех моментов детства мы вспоминаем именно лето. 6. Неспелые абрикосы. 7. Наши игры в мяч: «ABC», «Учитель» и «Выбивной». 8. Бадминтон. 9. Наши грандиозные уличные концерты для всей округи. А мечтала я, как ни странно, о том, что когда мы повзрослеем,  сможем танцевать более серьезные танцы и тогда точно покорим всех вокруг на нашей подъездной сцене. 10. Сидеть вечером на лавочке у подъезда с любимыми друзьями. С нелюбимыми было сидеть не так интересно. 11. Ходить в гости. 12. Двоюродную сестру Галю и любые моменты, когда мы были вместе. 13. Когда родители возвращались с работы. 14. Болеть. Блаженное время. 🙂 15. Моего кота Пушка. 16. Соседских котов и собак. 17. Учить мягкие игрушки. 18. Строить домашние «халабуды». 19. Нырять в таинственный мешок игрушек. О, да, у меня был такой, который хранил все интересные штучки, перешедшие мне по наследству от брата. 20. Читать. 21. Укладываться рядом с папой и слушать, как он читает мне сказки братьев Гримм. 22. Решать математические примеры и задачки. 23. Вести личный дневник. 24. Сочинять стихи и сказки. 25. Играть с папой в карты и настольные игры.

26. Обустраивать быт Барби. Но не играть. Не помню, чтобы я в принципе играла долго. Но вот процесс обустройства жилища для кукол мог длиться несколько часов. И это было потрясно! 27. Шить наряды для кукол и устраивать для мамы показ мод. 28. Устраивать домашние концерты для родителей. 29. Редкие мультики по телевизору и русские сказки. Когда у тебя показывает только три канала, один из которых без цвета, выхватить из газетной программы какой-нибудь мультик, ждать его несколько дней, вставать рано-рано, чтоб не прозевать и наконец увидеть, какая бы бредятинка там не попалось (бывало, попадались крышесносные мульты, совсем не для детской психики) — огроооомное счастье! 30. Бывать в незнакомых местах города. 31. Играть с друзьями «в жизнь». Это когда вы представляете себя безумно крутыми, с кучей бабла из листьев, растущих на каждом шагу. А чего только стоят любовные интриги и конфликты, ооо! Никакой современный сериал не сравнится. 32. Когда удавалось дозваться любимых друзей. Вы тоже орали всем двором под балконом, ожидая, пока ненаглядный друг выглянет? 33. Помириться с другом/подругой, если были в ссоре. О, как же это было легко. Хотя и не всегда приятно. 34. Страстно желать что-то. Сны, где ты это все получаешь, безумно сладкие. Хотя че уж далеко ходить — супермаркеты, где я гребу в корзинку неограниченное количество сладостей, мне снятся до сих пор. 35. Играть в приставку. У меня была «Денди». Нет ничего лучше «Денди». И эта ваша 3D-графика и реалистичность меркнет перед восьмибиткой. 36. Никогда не планировать свой день. 37. Одуванчики. 38. Пасху. 39. День рождения. 40. Новый год. 41. Подарки. 42. Делать маме «потрясающие» самодельные презенты и сюрпризы. 43. Рисовать и раскрашивать (благо, тогда я не зацикливалась, что у меня не очень-то получается). 44. Когда приезжали/приходили родственники в гости. Дикий восторг! 45. Открывать «Киндеры» и коллекционировать игрушки. До сих пор храню огромный ящик этого всего добра. Никому не отдам! 🙂 46. Плести фенечки из бисера. 47. Просыпаться рано. 48. Бегать летом под дождем. 49. Поливать друг друга из брызгалок.

50. Запретную «Мивину» (в других краях аналог — «Ролтон» или «Доширак»). Это было так вредно, но так вкусно!

51. Кататься на коньках по твердому снегу. Это проще и приятнее, чем по льду. И безопаснее. 52. Кататься с папой на санках. 53. Смотреть с папой зимнюю олимпиаду или какие-нибудь чемпионаты по фигурному катанию. 54. Идти из школы домой. Особенно, если отпустили неожиданно рано. 55. Приходить к маме и к папе на работу. 56. Когда мама или папа приходили забирать меня из садика или из школы. Некоторые стыдятся родителей перед сверстниками. Я помню, что всегда была счастлива. И в одиннадцатом классе, и даже в университете, когда маме случалось приезжать в Луганск по делам. 57. Быть дома одной. Я всегда находила себе массу интересных дел. 58. Слушать пластинки со сказками. Батюшки, как же я любила наш музыкальный проигрыватель, этот легкий треск иголки, касающейся пластинок. 59. Гулять в нашем дворе и в соседнем школьном на спортивной площадке. 60. Устраивать посиделки-пикники. 61. Строить шалаши под балконами дома. 62. Жечь костры. 63. Ягоды, фрукты, овощи. 64. Мамину домашнюю выпечку. 65. Семейные праздники. 66. Бывать в гостях у тети Люды. 67. Сидеть зимой на горячем подоконнике и смотреть в окно. 68. Бывать на 4-5 этажах в гостях и смотреть на город сверху (мы жили на первом). 69. Прыгать в резиночки. 70. Подбирать мелодии на пианино. 71. Когда в рабочий перерыв на обед/ужин заезжает брат. 72. Ехать с братом на велосипеде в другой город к нему в гости. 73. Играть во дворе в какой-нибудь фильм или сериал. 74. Кататься на 3х-колесном велосипеде.

75. Заполнять чужие анкеты и получать заполнение своей.

76. Понимать, что на тебя обращают внимания мальчики, которые тебе нравятся. 77. Доставать новогодние игрушки и наряжать елку. 78. Запах сосны. 79. Новогоднюю волшебную атмосферу. 80. Ходить с папой за водой в колодец. 81. Рисовать мелками на асфальте. 82. Мечтать повзрослеть и стать бизнес-леди. 83. Мечтать о вселенской любви и свадьбе. 84. Пятиэтажки и постсоветские дворики. 85. «Тетрисы» и «тамагочи». 86. Сундучки-сюрпризы (там обычно лежала жвачка, какая-нибудь интересная штучка и, возможно, что-то еще). 87. Ходить покупать жвачки и копить наклейки. 88. Вести блокнот с вырезками и наклейками. 89. Переливающийся на солнце снег. 90. Выращивать комнатные растения. 91. Домашнюю бытовую суматоху. 92. Пылесосить. 93. Убраться, пока родителей нет дома. 94. Смотреть мультики в кино (это случалось только 1 июня в детском лагере). 95. Осваивать компьютер на уроках информатики. 96. Школьные праздники. Но только в начальных классах. Потом у нас сменилась классная, и все тихонько начало скатываться ко дну. 97. Возиться в своих полочках и коробочках со всякими интересностями. 98. Разглядывать мамины помады и духи. 99. Фотографироваться. 100. Быть с мамой и папой.

Почему нырять в детство вредно

Первое время после глубокого погружения в воспоминания мне было тепло, светло и радостно. Будто бы обрела то, что давно потеряла. Или прятала сама от себя. Вспомнила, сколько классных, интересных и до сих пор приятных занятий существует, чтобы подарить себе маленькую радость.

А потом меня начало засасывать все дальше и сильнее. Каждый день всплывали все новые воспоминания из детства, ощущаемые все ярче и все явственнее. В какой-то момент я начала осознавать, что живу только ими, что прямо из детства я перешагнула в реальность, в сегодняшний день, при этом пропустив пласт событий между.

Последней каплей было путешествие в мой двор детства. Да, вначале это подарило новые силы. А потом становилось только хуже, больнее, тяжелее. Что-то в голове и в реальности явно не состыковывалось. И осознание того, что все эти моменты все-таки остались в прошлом, а в настоящем я даже и близко уже не смогу к ним прикоснуться и вернуться назад, просто добили. Было больно. Еще больнее, если позволить себе почувствовать тот переломный момент, когда детство закончилось, когда семья распалась, когда мы переехали и начался один из самых тяжелых периодов подростковой жизни. На целую неделю меня накрыла температура 38 и выше.

Так почему же возвращаться в детство все-таки вредно?

  • потому что велик шанс потерять чувство реальности и застрять там;
  • потому что все равно будет очень больно;
  • потому что свалившиеся переживания способны сбить вас с ног;
  • потому что назад все равно не вернуться.

Сохранить статью в Pinterest

Спасение

Прямо тут и в этот момент я хочу проститься со своим детством, забрав все хорошее, что меня наполняет, и идти дальше.

Любимое мое детство! Спасибо тебе за самые яркие, теплые и добрые мгновенья! За тот прекрасный и незабываемый мир, который ты мне подарило! Я забираю с собой только самое доброе и светлое. Все это уже часть меня и следует за мной по пятам, независимо от того, где я живу и о чем думаю. Я есть я. И во многом за то, какой я являюсь сейчас, я благодарна именно тебе.

Но я тебя отпускаю! Отдаю все дорогие сердцу места другим деткам, чтобы там творились новые детские миры и счастливые воспоминания. Я закрываю дверь, мой огромный любимый мир, и оставляю тебя позади. Чтобы идти вперед без оглядки и без боли. Чтобы найти новое счастье и новый, взрослый, но не менее и интересный и ярких мир. Но ты всегда в моем сердце. Спасибо тебе за все!

Друзья, огромное спасибо, что прошли все эти непростые этапы вместе со мной. Мне было гораздо легче шагать с ощущением, что я не одна, что многие меня понимают и ощущают нечто подобное. Поблагодарим вместе наше детство и шагнем вперед в светлое будущее!

Обнимаю и желаю счастья и душевного спокойствия. Ваша Маша!

inspired-by-life.ru

Приятные воспоминания детства-3 — Инцест — Эротические рассказы

1. Наташа (начало)...

В июле 1998 я ехал в деревню к маминой сестре — тете Наташе. Ехал я с твердым желанием оттрахать какую-нибудь взрослую телку. Автобус трясло на дороге так, что я временами думал, не оторвутся ли мои яйца. Два часа такой поездки стоили огромной усталости. И, когда мы с другом приехали в деревню, нам ничего не хотелось, кроме отдыха. Нас встретила тетя Наташа — сестра моей мамы.

Она работала дояркой на ферме. Она рано вышла замуж и уже успела нарожать трое детей. Два сына учились в Москве, а дочь уехала в Калининград. Тете Наташе было 42 года. Её большая грудь с крупными сосками вздымалась над не менее большим передом со слегка выпирающим лоном Венеры.

Слегка выпячивающий и, видимо, растянутый живот после трех родов и широкие бедра, плавно виляющие при ходьбе, говорили о правильном строении таза и правильных родах без оперативного вмешательства. Пашка при виде Натальи широко разинул рот и не нашел больше ничего сказать, как: «Здрасьте!». Широкая гостеприимная улыбка Наташи была ему ответом.

 — Здравствуйте, мои дорогие! — сказала она, обнимая нас. — Как доехали?

 — Здравствуйте, тетя Наташа, — сказали мы, и пошли вместе по улице до её дома.

 — Как там моя сестричка? — спрашивала она и шла впереди нас, показывая дорогу.

 — Мама в порядке, — говорил я и пялился вместе с другом на её виляющий зад.

 — Ну и отлично! Вот сейчас придем, отдохнете, покушаете, а потом отдыхайте на полную катушку. На речку сходим, в баньке попаримся. А то остался-то один год и в институт, или в армию.

 — Да, тетя Наташа, — отвечал я и послушно мы шли за ней.

 — Выбрал, в какой институт будешь поступать? — спросила она.

 — Да, выбрал. В медицинский.

 — О, молодец! Кем хочешь стать?

 — Гинекологом, — робко ответил я.

С этими словами Наташа повернулась и посмотрела на меня как-то странно — лукаво улыбаясь и возбужденно дыша.

 — Необычно. Все хотят компьютерщиками, банкирами, космонавтами, а ты, значит, у нас гинеколог. Что женщин любишь осматривать? — засмеялась она.

Всё это время Пашка молча шел следом за мной, но и он сейчас смеялся. Я покраснел и замолчал.

 — Ну, не обижайся, Мишка! — сказала она и подошла ко мне. Она ласково прижала меня к себе и потрепала за волосы. — Гинекологи нам нужны. Как же без них? Поди и рожать без них разучимся. В мамку, значит, пошел.

За разговорами мы дошли до дома Натальи.

 — А где дядя Сережа? — спросил я.

 — Умер он год назад, — ответила Наташа, — пил много, вот и помер.

 — Простите, тетя Наташа, я не знал. — произнес я.

 — А я никому и не писала об этом. — сказала тетя. — Ну, ладно. У вас каникулы, вот и не будем о грустном, тем более, что уже год прошел и ему там уже хорошо. Только вот... — она подняла глаза к небу и произнесла с грустью — ... одиноко мне.

Мы разместились очень хорошо. Каждому из нас была отведена комната. Мы быстро освоились. В доме был сарай, а там сеновал. Мы прыгали и кувыркались, как маленькие на этом сене. И мои сексуальные позывы, казалось, успокоились. Однако, не надолго. Пообедав и отдохнув, мы все пошли на реку загорать и купаться, благо, речка была недалеко. Наталья надела свой купальник, из которого свешивались её большие титьки и нагло выпирали соски.

Живот немного выступал, а обтянутая пизда выпячивалась, и было видно даже ложбинку. Таким образом, не долго я ходил спокойным, мое мужское начало опять требовало своего.

Расположившись на берегу, мы оставили полотенца и побежали купаться. Наталья осталась загорать. Мы плавали до самозабвения, а вода прекрасно снимала усталость.

Пашка упорно не желал выходить из воды, но я, вдоволь наплававшись, пошел сушиться. Я лег на полотенце рядом с тетей и смотрел на неё. Она лежала с закрытыми глазами и загорала. Внезапно открывшиеся её глаза застали меня врасплох, и я не успел отвести их. Она смотрела на меня пристально и с лукавой улыбкой.

 — Что, Мишуня, нравлюсь? — спросила она.

 — Да, — произнес я не подумав.

 — И ты мне нравишься. Вырос то как! Возмужал! Поди, девчонок уже потрахиваешь!

 — Есть такой грех. — сказал я и подумал будь что будет, а буду отвечать на её вопросы по-простому, без стеснения, а там...

 — Ну, какой же это грех, — улыбнулась она. — Вон сколько вашего парня гибнет в разных войнах, да и от жизни такой, а нам бабам мужик нужен каждый день и ночь. Только с мужиком баба себя бабой может почувствовать. Это я прекрасно поняла, прожив с Сережкой двадцать лет. Мы с ним каждую ночь любовью занимались.

Сколько всякого перепробовали, троих детей нарожала. Рожала бы и больше, да только одна я их не подыму, а Сергей пить начал, так как на работе проблемы начались, перестройка ударила. И пошло–поехало! Сперва думала, что все образуется и у нас жизнь наладится, ан нет — не вышло. А мне его всегда хотелось. Каждую ночь! — у Натальи слезы навернулись на глаза.

 — Да не расстраивайтесь, тетя Наташа. — успокаивал я. — Хотите, я могу помочь вам.

 — В чем? — она посмотрела на меня.

 — Ну, в этом... , в любви, — неуверенно произнес я.

Воцарилось молчание. Она смотрела на меня испытывающим взглядом, словно проверяя мои слова — шучу я, или говорю правду.

 — Я правду говорю, тетя Наташа. Вы мне очень нравитесь. Я молодой, здоровый мужчина и мне, как и вам хочется каждый день...

Она глубоко вздохнула и выдохнула:

 — Экий ты ловкий. Молодая кровь играет — понимаю, сама такая была. А что скажет моя дорогая сестричка?

 — А мы маме ничего не скажем. — успокоил я.

 — Ну... Если ты согласен, то я согласна тоже. А как с Павлом быть?

 — А что с Павлом? — не понял я.

 — Ну, как ему объяснить? — спросила она.

 — Да не будем мы ему ничего объяснять. Я тебе по секрету скажу, а ты никому не рассказывай. Я с его мамой трахался иногда после школы, когда их с отцом не было дома. Сейчас его мать в разводе и... это... беременна.

 — Да ты что! — воскликнула удивленно Наталья.

 — Восьмой месяц уже, — продолжил с гордостью я.

Наталья посмотрела на меня внимательно и улыбнувшись с прищуром спросила:

 — Ты что ли постарался?

Я в ответ просто тихо кивнул, опустив голову.

 — А мамка знает? — спросила она.

 — Нет, конечно! — резко ответил я, начиная уже «заводиться».

 — Ну и как оно со взрослой женщиной?

 — Очень нравится! В крайнем случае, она всегда удовлетворена и стонет, а уж как течет, да и я полностью разряжаюсь. Мы тоже с ней чего только не вытворяем в постели. Всю гинекологию изучил! — улыбнулся я.

 — Ну в этом я не сомневаюсь! — улыбнулась Наталья, потрепав меня за волосы. — Уж раз обрюхатить сумел, то уже всё постиг. Так ты, значит, у меня матерый мужик, а я и не знала. Думала, не согласишься со мной любовью заниматься. Я ведь ужас как хочу, но нет у нас в деревне мужиков, а парни все на полях, вот и обитаем здесь одни. А ты как любишь жестко, или мягко. Я люблю по всякому, но с Татьяной мы занимаемся жестко, она это любит.

Мишка, я тоже люблю жестко. Понимаешь, мы с мужем, когда первую рожали, в основном поцелуйчики, да прочие ласки, но после родов мне хотелось чего-то большего. Стали заниматься более жестко, мне очень понравилось, я аж текла вся, молока много было, Сергею тоже понравилось. Так мы и стали жестким сексом заниматься. И потом, Мишунька, когда мы одни не называй меня тетей Наташей, а зови просто Наташа. Хорошо? Мне так будет приятней.

 — Хорошо, Наташа! — сказал я и улыбнулся.

 — А что вы делали с Татьяной? — полюбопытствовала она. — Я же, как все бабы, любопытна.

 — Развратом занимались! — пояснил я.

 — Ой! Я как услышала это слово, так потекла вся. Ну, расскажи, что ты делал с ней, пожалуйста! — умоляюще произнесла она.

 — Ну, сиськи мял, соски кусал и оттягивал, гинекологией занимались, аналом, да много ещё чем! — произнес я.

 — А со мной ты так же будешь, или ещё как? — она посмотрела мне прямо в глаза с желанием услышать положительный ответ.

 — С тобой я буду так же жестко, даже более, ибо, я думаю, что тебя нужно очень хорошо отодрать. Твое тело само говорит и хочет ошеломительного секса. Твои соски всегда стоят, твой бугор Венеры за пятьдесят метров видать, титьки при ходьбе так и прыгают, будто просятся в руки, чтобы их помяли. Так что, с тобой я буду эдаким жестким гинекологом.

 — Мишенька, дорогой мой, займись мной по-настоящему! Очень тебя прошу! Я буду вся сама покорность! Всё сделаю, что скажешь! Давай сегодня на сеновале. Пашку уложим и встречаемся на сеновале.

 — Хорошо, Наташка! Я буду тебя трахать все время, сколько я буду здесь и обещаю опустошить всё твоё либидо. Встречаемся на сеновале в полночь. Побрей письку. Смазка какая-нибудь есть у тебя?

 — Есть Джонсонс бэби! — радостно ответила Наталья.

 — Прекрасно! Приноси её! А я всё свое принесу! Ну всё, заканчиваем, а то Пашка уже идет.

Павел, уже наплававшись, подходил к нам. Он улегся рядом со мной и закрыл глаза. Я повернул голову и посмотрел на Наталью. Она лежала, закрыв глаза, кверху лицом и на её лице была умиротворенная улыбка. Её соски предательски стояли, выдавая её потаенные мысли. Так прошло полтора часа, и мы стали собираться домой, пора было ужинать и отдыхать. Но только не нам с Натальей! Кхе-кхе...

E-mail автора: [email protected]

sexlib.org

Приятные воспоминания детства-2 — Инцест — Эротические рассказы - SexLib

2. Татьяна (беременные страсти)...

Однажды, встретив Татьяну на улице, мы подошли друг к другу. Она улыбнулась мне и сказала, как ни в чем не бывало, что никому не скажет от кого ребенок. И что теперь нам необходимо воздержаться некоторое время от встреч. Гинеколог ей сказал, что плод должен был быть крупный. Однако Танюшка не беспокоилась об этом. Да и мне было понятно, что из такой дырки можно смело рожать какой угодно крупный плод. Вот так в апреле прекратились наши встречи с Татьяной.

Мы ни разу не виделись после нашей последней встречи. Я уже начал серьезно переживать за неё и спросил Пашку о маме. Он мне сказал (наивная душа, он ничего не знал о нашей связи), что мама в санатории.

Отец Пашки, узнав о беременности Татьяны, развелся с ней и уехал из города. Татьяна была вначале в жуткой депрессии, но потом успокоилась. Она была сильной женщиной, поскольку жизнь заставила её рано повзрослеть. Врач из женской консультации порекомендовал ей съездить на курорт и выписал направление. И она уехала. По окончании учебного года, Пашка уехал к бабушке до июля. Тем временем начались каникулы. Однажды утром я отправился за покупками на наш рынок.

Улицы были ещё пустынны, редкие машины двигались по дороге. Свернув за угол, я увидел автобус, поворачивающий во двор. Он остановился, и я увидел ЕЁ!!! На ней было летнее розовое платье. У меня сердце готово было выскочить из груди! Я бросился к ней навстречу и, взяв вещи, вытащил их из автобуса. Затем я протянул ей руку и она, взяв её, неспеша вышла из автобуса. Она смотрела на меня глазами полными любви и кокетстсва. Она выходила из автобуса медленно, осторожно. Автобус закрыл двери и уехал.

Только сейчас я вспомнил, что она беременная. Мой взгляд упал на её большущее пузо. Она заметила мой взгляд на своем животе и лукаво улыбнулась.

 — Что, Мишка, нравится?

 — Вввот это дддааа! Ну и живот! — изумился я.

 — Вот так детки делаются! — сказала она, поглаживая живот.

 — Я уже соскучился, тетя Таня! — взволнованно сказал я.

 — Ну а мне было не до скуки, — улыбнулась она. — Эти процедуры, минералка, тянущий живот. И все-таки я тоже очень соскучилась!

С этими словами она протянула мне руки. Я неловко подошел к ней и обнял. Она прижала меня к себе и рукой шевелила мои волосы.

 — Мальчик мой, дорогой мой, как же я соскучилась по тебе! — говорила она и сильнее прижимала меня к себе. Я чувствовал её большой упругий живот.

 — Тетя Таня! Осторожней! — предупредил я. — У вас же живот...

 — С животом всё в полном порядке, дорогой! У баб он крепкий! Ну пошли, проводишь меня?

 — Конечно же! — ответил я и, взяв сумки, пошел следом за ней.

Мы медленно поднялись на этаж и вошли в квартиру.

 — Ну, разувайся, проходи! — предложила Таня. — Пашка у бабушки, будет в июле.

Я, плохо соображая, машинально разулся и прошел в комнату. Следом вошла тетя Таня. Я просто остановился посреди комнаты и смотрел в окно. Внезапно я почувствовал, как её руки обнимают мою спину и она прижимается ко мне. Я осознавал, чего она хочет, но мой проклятый стыд отталкивал меня, отбрасывая мысли о сексе с беременной.

 — Мишенька, родной, ну вот я и дома! — шептала она, прижимаясь ко мне. — Я очень соскучилась! Обними меня, дорогой! Обними свою беременную сучку!

При этих словах мой член сразу прибило к животу. Да черт с ним с этим стыдом, в конце концов я делаю приятное женщине с ребенком и нам обоим хорошо. И, двигаемый дьявольской похотью и, отбросив всякий стыд, я стал безбашенным повесой. Я повернулся к ней и страстно стал целовать.

 — Танюшка, беременная моя! — страстно нашептывал я. — Наполнил я тебя своим семенем? — развратно спрашивал я её.

К моему удовлетворению ей это очень нравилось и она стала заводиться и часто дышать.

 — Да, мой мальчик! — внезапно произнесла она. — Ты наполнил меня своей горячей спермой и я понесла.

 — Как там чувствует наша матка? — спрашивал я её и поглаживал живот.

 — Моя матка готовится к родам, живот растягивается, грудь набухает и начинает сочиться. — говорила она, поглаживая живот моей рукой и своей рукой сжимая грудь.

 — Ну-ка, сними свою одежду и покажи мне своё пузо! — скомандовал я.

Она покорно начала снимать с себя платье. Оно упало с неё и моему взору предстала АФРОДИТА!!! Этот божественный живот, налитые груди, выпирающее лоно Венеры! Мои глаза пожирали её! Она подошла ко мне и страстно произнесла:

 — Малыш, а ты не хочешь оттрахть беременную бабу? Я хочу тебя и уже вся теку!

 — У тебя какой месяц? — деловито спросил я.

 — Седьмой пошел. Ты не бойся! Мне можно ебаться, матка крепко держит, угрозы нет и не будет! Хочешь, титьками побаловаться? — лукаво спросила она.

 — А как тебе можно? — поинтересовался я.

 — Да как угодно! Можно по всякому! — не унималась она. — Делай что хочешь!

С этими словами она подошла в плотную ко мне, сильно уперевшись в меня животом.

 — Танька, что ты делаешь? — вскричал я, отходя от неё. — Осторожнее с животом!

 — А ты не бойся за живот! За него я бояться должна — баба! — и она снова стала приближаться ко мне, улыбаясь.

И тут я деловито прижал её к себе и принялся страстно целовать и наша ебля понеслась. Она вырвалась, засмеялась и пошла в душ. Через восемнадцать минут я уже укладывался на диван, а моя беременная Татьяна готовилась делать мне минет.

 — Еби! Еби меня как хочешь! Даже, если мне будет больно, я всё стерплю! Сама ведь напросилась! — 

 — Ну иди сюда, моя беременная Танька. — говорил я развратно.

Татьяна, вся улыбающаяся, с блеском в глазах, охотно стала залазить на меня.

 — Возьми мой член в рот, а сама развернись ко мне пиздой! Я хочу посмотреть на пизду беременной тетки!

Она покорно повернулась ко мне задом и моему взору предстала пизда беременной тетки. Это было так классно! Татьяна взяла в рот мой член и жадно стала делать минет, причмокивая и довольно постанывая.

 — Эй, мадам! — прикрикнул я на неё. — А почему я не чувствую твоего живота? Ну-ка, быстро ложись пузом на меня! Вот так! Полностью, как ты это умеешь делать! Чтобы я чувствовал твой беременный живот!

Татьяна согнула одну из полусогнутых ног и полностью встала на широко расставленные колени и положив свой живот на меня.

 — Вот так! — удовлетворенно сказал я. — Классно! Теперь я чувствую, что ебу беременную тетку! Давай, дорогая! Давай, соси мой член!

Она продолжала сосать и урчать. А я тем временем принялся за её пизду. Двумя руками я раздвинул её губы и увидел большую и так знакомую мне дырень. Из пизды слабо исходил аромат медикаментов.

 — Ух ты! Какая она у тебя! — радостно воскликнул я. — А это пизда медикаментами пахнет?

 — Так это результат лечения. — отозвалась Татьяна, отрываясь на минуту от основного занятия.

 — Ну-ка, подай мне смазку! — скомандовал я.

Татьяна протянула мне гелевую смазку. Я хорошенько смазал дырку и свои руки. Я начал потихоньку вводить свои пальцы в эту дырень. Вскоре четыре пальца скрылись во влагалище.

 — Аааахххх! — услышал я в ответ на мои действа. — Да, дорогой, вводи! Вводи свои пальчики в мою пизду!

Ну а меня и не нужно было упрашивать дважды. Я поднажал на руку и моя рука полностью вошла во влагалище моей беременной подруги!

 — Ааааааа!!! — услышал ... 

Page 2
я.

 — Что? Больно, тетя Таня? — деловито спросил я.

 — Ааааа! Дддааааа, немного! Мммм...

 — А ну-ка, терпи! Терпи! — прикрикнул я и продолжал делать движения рукой в её пизде.

 — Ааааххххх! — стонала она и только сильнее сжимала край дивана. — Аааайййй! Доррроооггггооооооййййй! Ооойййййй! Ааааааххххх! Ууууййййййййй!

Я сразу ощутил беременную матку. Она стала не как раньше мягкой, а довольно твердой. Шейка была уже пошире, чем раньше.

 — Терпи! Терпи, Танюша! Женщины должны терпеть, тем более беременные! — произнес я и начал делать небольшие фрикции кулаком. — Если бы ты была девкой, то это понятно. — продолжал я разговор, делая фрикции, а тебе рожавшей бабе с такой дырой это не катит! Лучше расслабляйся и делай минет!

 — Ооойййй! Котик, ну... ааааййййй! — кричала она. — Ууумммммннн... Аааайййй! Аааахххххх... Ннннааааааайййййй!

Через пять минут такого действа мой член готов был кончить. Я отстранил Татьяну и, встав позади неё, с силой вогнал свой член во влагалище, уперевшись им в шейку.

 — Ааааййййй! — раздалось из её уст. — Ооойййй! Ох-охх-ооойййй!

Я ебал Татьяну с чувством, деловито. Совершаемые мной движения приводили к неслабому шевелению живота. Внезапно я почувствовал, что момент моего окончания уходит, так как обхват влагалища был не плотный. Чтобы помочь моему «дружку», я ввел свою руку во влагалище и, внутри сжав его, стал мастурбировать.

 — Аааааааа! Мамочкииии! Ууууйййййй! Оооооммммнннннн! — кричала Татьяна.

 — Да, Танюша! Дааа! Дааа, роднаяяяааа... ! — кайфовал я, откинув голову назад. — Сейчас буду кончать! Аааа!

 — Кончай, дорогой! Кончай! Дддаааа! — внезапно закричала Татьяна. — Влей в меня свою сперму! Даааайййййй!

Чавкающие звуки, доносившиеся из пизды, ужасно возбуждали меня. Моя рука чувствовала, как работает её матка, как мой кол прижимал её шейку и при этом она всегда вскрикивала.

Я работал рукою во всю! Мне даже удалось пару раз сжать пальцами её шейку. В общем, я был всё время абсолютно свободен в своих действиях и Татьяна тоже. Я почувствовал, что у меня подходит.

 — Да, дорогая! Сейчас кончу! Кончаю уже! Даааа! Держи, Танюша!!!

И в это мгновение фонтан моей спермы с силой ударил в её матку! Живот заходил ходуном. Татьяна задергалась всем телом. Влагалище начало сокращаться.

 — Ааааййййй! Класснооо! Аамммннн! — закричала Таня. — Давай, родной! Наполни меня! Аааааййййййй! Оооййййй!

С этими словами я почувствовал, что матка стала как-то мягче и пульсирующая шейка матки тоже стала немного размягчаться. Я спокойно извлек из влагалища свою мокрую от соков и спермы руку. Передо мной зияла большущая дырень, вся залитая спермой. Татьяна, часто дыша, улеглась на бок и поглаживала свой живот. Её сиськи, да что там сиськи, это было настоящее вымя! И вот это вымя было разбросано влево и вправо. А я, удовлетворенный, с упоением наблюдал эту картину. Затем я нагнулся к ней, обнял и поцеловал, теребя мокрой скользкой рукой её соски и поглаживая живот.

 — Спасибо, тетя Таня! — шептал я ей на ушко.

Так мы пролежали минуты две-три.

 — Ну, что продолжим? — деловито спросил я, чувствуя, что у меня опять встает.

 — Ддаа! — ответила она скорее выдавив из себя.

 — Ну вот и хорошо! — сказал я, улыбаясь. — Давай поднимайся и садись на корточки, словно ты в туалете.

Она поднялась и покорно села на корточки. А я продолжал «распоряжаться».

 — Вот так! Умничка! Лицом ко мне! Вот! И ножки раздвинь пошире! Так! А теперь руками держись за меня и расслабься полностью!

Она держалась за меня и немного пошатывалась, уставшая от первых «скачек», а впереди её ждали вторые и я не намерен был отказываться от причитающегося мне кайфа. Раззадорив меня, Татьяна открыла ящик Пандоры. Я сел к ней лицом, обнял её левой рукой за талию, а правой рукой нырнул под живот.

Нащупав её текущую щель и введя свой большой палец, я сразу почувствовал шейку опускающейся матки.

 — Аааххх! — услышал я от Татьяны, а чавкающий звук показал, что я на правильном пути.

 — Нравится, Танюшка? Тебе хорошо, родная? — спрашивал я, улыбаясь.

 — Да, мальчик мой! Делай так! Я вся твоя! Ооойййй! Айййййй!

Последние звуки послышались уже после моего очередного движения пальцем в её пизде. Засунув свой большой палец в эту широко раскрытую дырень, я уперся фалангой пальца прямо в шейку матки. Точнее прямо в её ложбинку. Меня охватил такой кайф, что я машинально потянул палец вверх, прижимая шейку и пытаясь немного расширить отверстие в шейке.

 — Аааййййй! Ооооооййййй, мамочки! — послышалось в ответ её реакция, которая только придала мне больше уверенности.

 — Да, тетя Таня! — произнес я. — Я ебу Вас! Я трахаю Вашу разъебаную беременную пизду! — продолжал я, чувствуя, что обалдеваю от кайфа.

Внезапно я услышал такие долгожданные слова. Она прижалась ко мне и поцеловала.

 — Да, Мишка мой! Еби меня, сучку! Еби свою брюхатую самку! Сама напросилась, теперь отступать не куда. Вон как тебя раззадорила! Теку как фонтан!

При этих словах я поцеловал её и моя рука начала делать ритмичные толчковые движения, задевая её шейку. Татьяна сначала стала стонать, затем этот стон перешел на крик. Она положила свободную руку на низ своего большого живота и, поддерживая его, начала поглаживания. Тем временем мои движения становились всё интенсивнее. Теперь уже мой палец чувствовал, что шейка немного раскрывается и пропускает его внутрь. Никогда я не испытывал таких впечатлений!

 — Ааааааааааа! Оооооооооххххх! Оооооййййййй! Уууууууйййййй! — только и слышалось от Татьяны. Постепенно её стоны и крики перешли на рыдание. Она судорожно хватала губами воздух и уже, не контролируя себя, просто терзала свой живот рукой. Видя такое, я сделал ещё пару ритмичных движений и замер. Татьяна ревела, повиснув у меня на шее. Я, вытащив палец из пизды, двумя руками держал её дергающийся живот. Мы целовались. А Татьянины рыдания перешли в нежную и добрую улыбку и она, мурлыкая как кошка, целовалась в засос.

Потом она стала опускаться и взяла мой член в рот. Это было ВЕЛИКОЛЕПНО! Такого минета я никогда не получал! Не стоит и говорить, что я кончил буквально через полминуты.

Затем мы встали и вместе пошли мыться в ванную. Я мыл этот большой живот, это вымя. Мы стали снова целоваться. Она ласкала меня языком во рту. Вообще Татьяна вела себя, как законченная шлюха. Её ласки и приемы обольщения говорили о «боевой молодости» и богатом жизненном сексуальном опыте. Эти мысли проносились у меня в голове.

А мы продолжали целоваться и мыться. Танюшка была очень весёлой и абсолютно раскрепощенной. Я был на седьмом небе! Я был счастлив! Мы оба были счастливы! Внезапно я вспомнил, что я хотел посмотреть на женское молоко. Сказано-сделано! Татьяна отложила душ в сторону и стала поглаживающими движениями массировать грудь.

 — Вот. Смотри сюда! — сказала она поднося свои соски к моему лицу. — Сейчас пойдет молочко. Только его не много пока.

И она стала доить свою левую сиську. После трех попыток из набухшего соска потекла слегка густая желтоватая жидкость. Я взял её на палец и попробовал на вкус. Мне она показалась не вкусной. Смесь мела, молока и чего-то ещё. Татьяна продолжала дойку и скоро «молочный» поток иссяк. Тогда в ход пошла правая грудь, в которой молока оказалось больше. Но, так как это молоко было не вкусным, то меня оно не заинтересовало.

 — Хочешь подоить моё вымя? — лукаво спросила она, глядя на меня. — Вы ведь, парни, так называете женские груди?

 — О, да! Хочу попробовать! — с радостью ответил я.

Таня положила свои руки мне на плечи, я сел на край ванны и её груди оказались висящими перед моим лицом. Я взял её сиськи и начал их доить, как доят коров в деревне. Однако, опыта у меня не было и ничего не получалось.

 — Нет, Мишукта, так не получится! Ты возьми сиську пальцами снизу, а большой палец положи сверху. Вот так, да! И, слегка сжимая руку, тяни её к соску! Ну, получается?

Я попробовал, как мне сказала Таня. Не скажу, что сразу, но с пятого раза у меня получилось выдоить молоко. Дальше уже пошло легче, так как я запомнил действие. Молока было не много, и оно скоро кончилось, но сам процесс дойки мне очень понравился. Было забавно смотреть, как это вымя, иначе не скажешь, колышется перед моим лицом.

Как после дойки оно было слегка раскрасневшееся, с оттянутыми сосками и со стекающими струйками молока. Это было очень возбуждающе, но сегодня мы были уже достаточно вымотаны сексом, и дело ограничилось только потягиванием сисек и сосков.

(продолжение следует)...

E-mail автора: [email protected]

sexlib.org

Воспоминания из детства: 8 подслушанных историй

У каждого из нас есть какие-то теплые и добрые воспоминания из детства, ведь именно в детстве для тебя все всерьез и ты чувствуешь, что способен на многое. И как же мило вспоминать об этом уже во взрослой жизни.

Мы отобрали 8 интересных и смешных воспоминаний из детства, отражающие всю суть детской непосредственности!

Когда я была мелкая (лет 7, наверно), жили мы в квартире на 2-м этаже, и я была влюблена в мальчика с 3-го. Их балкон находился прямо над нашим, и я, когда ложилась спать, красиво выкладывала правую руку поверх одеяла. Для того, чтобы если вдруг мой предмет воздыхания спустится (как Тарзан на лиане) ко мне в комнату, то ему было бы легко надеть мне кольцо на палец. В детстве играла в странную игру: брала две сумки, набивала их подушками, садилась на диван, а потом... сидела. Долго — около часа в среднем. Когда мама спрашивала, что я делаю, деловито ей отвечала: «Мама, пожалуйста, не трогай меня, я вообще-то еду в электричке!» Самое теплое воспоминание из раннего детства связано с утренними сборами в сад, конкретнее: с какао, которое мама делала по утрам. Новая баночка несквика заканчивалась очень быстро, ибо я его и сухим трескала за милую душу. Сейчас у меня уже двое своих детей, которые по утрам так же просят какао. Банка заканчивается так же быстро, но дети тут ни при чем. Это я все так же подъедаю втихую.В детстве была очень щедрым ребенком, А еще очень любила мультфильм «Черепашки-ниндзя» и верила, что они правда живут в канализации. Мне их стало жалко, потому что они постоянно ели одну пиццу, и я решила отнести им блинов! Благо мама меня перехватила с тарелкой у калитки, когда я твердой походкой направлялась к водосточному сливу. Когда мне было 6 лет, пошли с бабушкой за продуктами в магазин. Подошли к прилавку, там была очередь из нескольких человек. Одна из теток говорит моей бабушке: «Какая красивая внучка!» Я, не долго мешкая, снимаю шорты с трусами и говорю: «Я внук!» Когда я была маленькой, папа побрился налысо. Я его не узнала и испугалась. Когда они уснули, я позвонила бабушке и сказала, что мама спит с каким-то чужим мужиком. Бабушка была у нас дома через 10 минут. Потом мне влетело. Когда мне было лет 10-11, нас с братом отвели в церковь, где один священник был другом моего крестного. Перед исповедью добрый батюшка спросил меня, знаю ли я, что такое причастие. Я сказала, что я умная и знаю. И рассказала я ему, что такое причастие, деепричастие, чем они отличаются, не забыла и про причастный оборот. Судя по лицу батюшки в тот момент, я все же не очень умная. Мы с мамой не очень ладили, особенно в детстве — я была гиперчувствительной, а у мамы всегда был очень твёрдый характер. Сейчас мы стали общаться гораздо ближе, и мама стала другом, который всегда даст совет и поможет легче относиться к ситуации. Но недавно она меня удивила. Мы работали на даче, собирали урожай в теплице. И в какой-то момент посреди беседы она повернулась ко мне и спросила: «Знаешь, какая у меня единственная радость в жизни?» Я покачала головой, а мама улыбнулась и просто ответила: «Ты».

*

спасибо отсюда Понравилось? Расскажи друзьям:

mirpozitiva.ru


Смотрите также